ДЕНЬ РОДИН

  Был день 8-ого октября. Какая-то разряженная фря глядела хмуро на сырые зданья. Шёл дождь. Она и вырядилась зря, и ожидала зря свиданья.   Тут я прислушался…   Будильник прорычал 11 сквозь рыданья …   Тут я прислушался: как будто крячет утка.   Кто там архангел или бес влез в механизм, испортить время тщился?   … More ДЕНЬ РОДИН

ОБНАЖЕННАЯ

Беспомощно забился в череп разум, и – тишина из-под тяжелых плит. Глаза прикрыты, но павлиньим глазом прикосновенья вспыхивают разом – под каждым пальцем радуга горит. Кровь зрячая сбивается с орбит, спеша на этот праздник протоплазм. Ладонь богата золотом длины, рецепторы ее поют, ликуют в трансе: благословенна вогнутая трасса, хребтина нежная, спины двуречье, элизейское пространство, где … More ОБНАЖЕННАЯ

МЕДИТАЦИИ

1. Покатой глубиной утолена, медлительно скользит голубизна и в бездне опрокинутой витает; питает и таит она одна и слёзный, и глазной хрусталик. Но вспыхивает грань, голубизной наполненная всклянь до искристого перелива, и взгляд в голубизну летит счастливо. И видится прозрачный взлёт в бесчисленные полосы высот, в зенит, к живым высотам, туда, в лазурь, блаженную, как … More МЕДИТАЦИИ

О ВЫСОКОМ И НИЗКОМ

«Ты гений, старик!» — такова была стандартная похвала, которой награждалась удача молодого поэта в те времена, когда, по моим давнишним представлениям, все были юны. Патетика здесь без остатка растворялась в иронии, но некий питательный привкус оставался. Комплимент мог относиться ко многому: к словесной ловкости, с которой написано стихотворение, или к дерзкому тону, к необычному содержанию … More О ВЫСОКОМ И НИЗКОМ

МГНОВЕНИЯ

1. Ты, единственный, дымный, чадящий, жизнь черкающий, как черновик, ты, себя, уходя, не щадящий, — вот мелькнул, вот запутался в чаще из деревьев, троллейбусов, книг, пульсов, роз, поцелуев, гвоздик… Нет святей, нет больнее и слаще, нет — тебя, пропадающий миг.   2. Хоть на полглотка — неполная в полноте земного дня, — вот какой тебя … More МГНОВЕНИЯ

АНГЕЛЫ И СИЛЫ

ТИХАЯ МОЛИТВА Ангеле Божий, Хранителю мой, братик небесный в нелюбе земной! Наших нежнейше-неслышных бесед на языках человеческих нет. Слух ни глагола не выловит. Лишь духу звучит эта теплая тишь. Что это: зов? Или весть? Или знак? Что-то… А сердце оттукнется: — Так! Братик! Самой неразрывью своей что-нибудь сделай и мраки отвей. Вот я, и вот … More АНГЕЛЫ И СИЛЫ

Прах певца

ВОЗВРАТ Рахманинов играл, Шаляпин пел. Какие титанические люди! — За милых дам! За мира передел! И голова Крестителя на блюде. Немая мысль не шевелила уст, лишь поднимала пепельное веко: о явной смертобойности искусств, о Зле и о явленьи человека. И розовели зори и дела. Но гибель предреклась для полумира. Когда б рябиной родина была, то … More Прах певца

Товарищ-генерал

В день прославления маршала Жукова вспоминаю я скорей светлой памяти генерала Григоренко. Вот о нём стихотворение: ТОВАРИЩ-ГЕНЕРАЛ Что Жуков? Жуть: всем – гроб!.. А этот – генерал: Петр, понимаешь, Григоренко – не на ура, а крепости бравал (или – бирал?), и не от турков – грекам, от нелюдей – и – только человекам давал! Вот … More Товарищ-генерал

СЕРДЦЕ МИРА

Вход откуда-то из переулка, на колонне слева – шрам от удара молнии. Сепульхра. Гроб Господень. Грозный храм. Каменная туча грозовая: на коленях у высот, куполом Голгофу закрывая, весть отверстую несёт. Вот она – кувуклия, пещера, как для Рождества вертеп, так и тут: через земное чрево возвращается ущерб. Сколько ж в ней хранится мрака, полостей, подземных … More СЕРДЦЕ МИРА

ЦИКАДЫ, СВЕРЧОК, СВЕТЛЯКИ

Ольге Кучкиной 1. Как только окоём и термостат жаре совместно свёртывают шею, так целый хор, – нет, целый цех цикад выпиливает в воздухе траншею. И этот звук в зазубринах, и взвой – виску и лбу в облом, а не во благость. Свой череп, выгрызаемый фрезой, прощаясь, нам оскаливает август. Откуда и зачем такой надсад? Так … More ЦИКАДЫ, СВЕРЧОК, СВЕТЛЯКИ