ПРОЩАЙ И ЗДРАВСТВУЙ

ПРОЩАЙ И ЗДРАВСТВУЙ В стране, где Бога называют «Гад», но поклоняются другому, я (сколько это жизней-то назад?) подумал, что пора бы и до дому. И сразу вырвалось: — А где же он, твой дом? и эхом из Ахма- (и где рассудок?) -товой. И — твой. Так чем же я ведом? Толпой поводырей слепых, разде-разутых, раздрайных, … More ПРОЩАЙ И ЗДРАВСТВУЙ

Два белых пиона

ДВА БЕЛЫХ ПИОНА (тетраптих)   1.   Она мне была нужна, я тоже ей, для того же, так как желала меня, нежна, в жарких крапинах её кожа, что хотел я трогать и обонять, касаясь губами, гладя ладонью, обожая каждую пядь, нежа ee и вдоль, и вспять ложбиною молодою.   Жаль, но её приходилось красть (а … More Два белых пиона

Города

ГОРОДА Полузатопленный загнивший Петербург и Загреб чопорный и черепичный, — какие города! Какие — вдруг — живые черепа и котелки для пищи, для пиршества, для нищенства и горше… Такие города, как шляпу, протянуть — глядишь, и обронит волшебный грошик негоциант, колдун, крылатый кто–нибудь. Есть горе–города, есть города–гордыни, они скребут мой череп изнутри крестами, башнями, что … More Города

Небесные врата

      НЕБЕСНЫЕ ВРАТА *)   1.   Калифорния, не ты ли? Травы злые, золотые…   И стройнее нет, чем там, пальм. И – вычурнее тайн.   Тектоническая складка залегает горько-сладко.   Значит молод мир. Вперёд материк ещё плывёт.   Ну, конечно, не назад он, – Новый Свет ползёт на Запад.   Под водой … More Небесные врата

Булат Окуджава

Дима Бобышев пишет фантазии по заморскому календарю, и они долетают до Азии — о Европе уж не говорю. Дима Бобышев то ли в компьютере, то ли в ручке находит резон. Все, что наши года перепутали, навострился распутывать он. Дима Бобышев славно старается, без амбиций, светло, не спеша, и меж нами граница стирается, и сливаются боль … More Булат Окуджава

Портрет

В. А-ич По черному, вгоняя землю в дрожь, зимы прошелся белый грифель, зимы промчался черно-белый вихрь, замахиваясь на меня, как нож разбойничий. Бросая душу в дрожь. По-черному пришла ко мне любовь. Как птицы по ночам с насеста срываются, нам оборвавши сердце, разбив крылом и оцарапав бровь, ресницы обломив, пришла любовь. Такое ж обмиранье и испуг, … More Портрет

ПЕТЕРБУРГСКИЕ НЕБОЖИТЕЛИ

  Анатолию Генриховичу Найману 1. Престолы Этот город, ныне старый над не новою Невой стал какой–то лишней тарой, слишком пышной для него. Крест и крепость без победы, и дворец, где нет царя, всадник злой, Евгений бедный, броневик – всё было зря… Ста чужих языков гомон, крик приказов у казарм – стихло всё. Как вымер город. … More ПЕТЕРБУРГСКИЕ НЕБОЖИТЕЛИ

Поленово

Ю. К. Радость отныне вижу такою: соловьиная ночь над Окою… Можно ль теперь так писать? Можно. Пиши – если видишь чрез око Анны Ахматовой; голосом Блока пой аллею и сад. Свисту заречному несколько тактов дай для начала, и сам оттатакай. Трелью залившись, услышь (миром сердечным на мир и ответив), как отвечает мерцанию тверди мимо-текучая тишь. … More Поленово

Тень Кикапу

Тень Кикапу Было время, и племя, и пламя, а теперь и не встать на тропу, только шкуры палёные с нами, топот, бубен да тень Кикапу.   А когда-то, крылаты и вольны (лук натянут, пригашен костёр), мы играли бобровые войны у прозрачно-зелёных озёр.   Петушиное хриплое слово „гаггл-гуггл“ клокочет индюк, и к закланию жертва готова. Уподобься, … More Тень Кикапу